Первое, что я увидел, открыв глаза, — позолоченные рассветным солнцем горы. Облака стояли прямо над озером Херон и, казалось, закрывали собой нечто сокровенное. Я дотянулся рукой до фотоаппарата и, как и мечтал вечером прошлого дня, сделал снимок не вылезая из своего спального мешка. Именно так я и себе и представлял рассвет в этом месте, и Бог подарил мне то, о чем я мечтал. Соскочив с верхнего яруса деревянных нар, я накинул куртку, вышел из хижины и глотнул свежего воздуха. Настолько свежего и прохладного, что с выдохом изо рта моего пошел пар. Я посмотрел вдаль, где клубились облака, прислушался и только и смог вымолвить: «А зори здесь тихие...»

А теперь пришла пора познакомить читателей с моей походной кухней. Даже будучи человеком, который почти ничего приготовленного на огне не ест, в таких местах, как новозеландские хижины, просто невозможно комфортно существовать без чего-нибудь горячего. Это я понял еще год назад, находясь в своем первом путешествии по Новой Зеландии.

И вот теперь вы знаете мой секрет: газовый баллон мне нужен был для приготовления пищи. Моя походная печка состояла из двух кастрюль, мини-конфорки и подставки под горячее. Все части компактно складывались друг в друга, как матрешки, и весили вместе всего 200 граммов.

На завтрак у меня была каша, но не простая, а льняная, да еще и с изюмом и грецкими орехами! С льняной кашей я познакомился еще в далеком 2009 году, когда впервые попробовал лен в молотом виде. Тогда я купил лен в заводской банке в магазине «Джаганнат» на Кузнецком мосту в Москве — то была каша быстрого приготовления со вкусом черники, и с тех пор лен накрепко вошел в мой рацион питания.

Льняная каша — это, пожалуй, одно из немногих несыроедческих блюд, от поедания которого мой желудок откликается с позитивом, печень одобрительно кивает, а сердце радуется. Еще я хорошо отношусь с вареной тыкве, киноа, турецкому гороху (нуту) и чечевице. А вот, например, цветную капусту я предпочитаю в сыром виде: уж больно она вкусная и хрустящая, а если ее еще как следует разжевать, то начинаешь чувствовать нежный молочный привкус. Она, между прочим, очень хорошо сочетается с зеленой гречкой, у которой тоже похожий вкус, и орехами. А если еще добавить авокадо, петрушку, лимон и черного перца, то получается вообще хит! Ну да ладно, это уже лирика. :)

С какой ностальгией я ел эту кашу, словами не передать. Поглощая ложку за ложкой, я с улыбкой вспоминал слова Федора Конюхова, который в своих мемуарах о путешествии по Южному полюсу писал про кашу такие слова: «Здесь, в Арктике, греет только работа, а чтобы работать, надо есть кашу — простая, но истинная формула путешественника». Я хоть и был намного ближе к экватору, чем он, и все равно понимал верность этих слов.

Вспомнив изумительный вкус и консистенцию льняной каши, немного напоминающую сопли, я с удовлетворением причмокнул, помыл посуду под струей ледяной воды из ручья, упаковал вещи в рюкзак, попрощался с моими товарищами по хижине и отправился в обратный путь.

Погода благоприятствовала, и одно это уже поднимало настроение до такой степени, что хотелось плясать.

Как и в предыдущий день, мне пришлось совершить водные процедуры для ног, переходя речку.

«В следующий раз возьму резиновые сапоги, — улыбался я и смотрел на свои "серебряные башмочки Гингемы". — Они определенно не предназначены для переправы через реки. Только для бега по горам!»

После того как главное препятствие дня было преодолено, захотелось не только плясать, но и петь. Вспомнилась мне вдруг песенка Кота Леопольда:

Я иду и пою обо всем хорошем
И улыбку свою я дарю прохожим.
Если в сердце чужом не найду ответа,
Неприятность эту мы переживем,
Между прочим это мы переживем.

В небесах высоко ярко солнце светит,
До чего ж хорошо жить на белом свете!
Если вдруг грянет гром в середине лета,
Неприятность эту мы переживем,
Между прочим это мы переживем.

Мелкий дождь бьет в окно хмурится природа,
Но известно давно — нет плохой погоды.
Все желтеет кругом и уходит лето,
Неприятность эту мы переживем,
Между прочим это мы переживем.

Вот уж что у меня желтело кругом, так это дорога — дорога из желтых одуванчиков. Почти как в сказке «Волшебник изумрудного города», только вместо кирпичей у меня были цветы. И Тотошки рядом не было (его мне заменял штатив). Переправу через реку я уже пережил, поэтому из приключений мне оставалась встреча с людоедом, саблезубыми тиграми, и переход через маковое поле. Может быть, одуванчики и были теми самыми маками.

Встреча с людоедом.

– ... Мы должны идти, Холмс.
– Конечно, идите.
– А вы?
– А я полюбуюсь здесь видами. В одиночестве.
– В горах одному опасно.
– Не более, чем везде в нашем несовершенном мире.

Артур Конан-Дойль «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

А любоваться действительно можно было до бесконечности. Единственное, что не давало мне покоя, — я не знал, куда мне держать путь, как только я закончу трек. Ни в этот день, ни в предыдущий я не услышал указаний Господа Бога о следующем пункте своего назначения. Молчало мое сердце, молчало и кольцо.

А до конца оставалось уже совсем немного. Через полчаса я был уже рядом с Саней, покрытым тройным слоем песчаной пыли и издыхавшим под жарким солнцем.

Я сразу же отвел его к водопою и, пока он утолял жажду, наслаждался фотосъемкой озера Херон. Облака в этот день выстроились наилучшим образом, создавая собой иллюзию клубов дыма, исходящих из жерлов вулканов.

Покинув Ashrurton Lakes, мы с Санни двинулись в обратном направлении, через поселение Mount Somers. Я знал, что в этом районе существует одноименный трек, который держит звание одного из лучших в штате Кентербери. Мною овладело любопытство проверить, насколько он действительно соответствует тому, что пишут о нем в путеводителях. Поэтому было решено провести ночь в близлежащем городке Метвен, находящимся в 20 км от трека, а на следующий день стартовать.

Круговой трек Маунт Сомерс рассчитан на два дня и пролегает вокруг горы Сомерс, на которую есть возможность подняться. Покорение вершины выглядело заманчивой идей, и идея эта накрепко засела у меня в голове.

Когда я добрался до хостела, то первым делом пошел на кухню приготовить себе провизию на ближайшие пару дней. В примыкавшей к кухне гостиной царила атмосфера праздника и какой-то умиротворенности. Судя по идеально чистому и пустому холодильнику, я догадался, что в эту ночь мне предстояло быть единственным постояльцем. Туристов в этом городе вообще много не бывает, разве что в зимние месяцы, когда туда съезжаются лыжники.

Встреча с саблезубыми тиграми все-таки состоялась, стоило мне подойти к полочке, на которой лежали книги. Клыки у тигров были очень острые и очень холодные. Звали эту стаю тигров Южные Альпы.

А вот их их вожак — Маунт-Кук.

В Большой советской энциклопедии высота горы Кука, или Аораки, указана 3764 м, но это не ошибка в измерениях. 14 декабря 1991 года с вершины сошло более 10 млн м³ горной породы, снега и льда, и высота горы стала на 10 м меньше.

Сопроводитеьные цитаты хорошо дополняли впечатления от просмотра.

Перед тем как отправится спать, я решил проверить метеосводку на грядущий день. То, что увидел, заставило мои глаза вылезти из орбит от неожиданности, но не ослабило желания идти по намеченному пути. Я уверен, что оно бы не ослабло, даже если бы я уже тогда знал, что это было предвестием к повторному прохождению того урока, который я не выучил в прошлом году, — урока смирения перед Высшей волей.

Отложив в сторону компьютер, я переключился на чтение. На этот раз мне особенно запала в душу глава под названием «Человеку для своего блага нужно заботиться не об увеличении своего имущества, а об увеличении в себе любви».

  1. «Не припасайте себе припасов на земле. На земле и червь точит, и ржавчина ест, и воры крадут, а припасайте себе богатство небесное. Небесное богатство ни червь не точит, ни ржавчина не ест, ни воры не крадут. Где будет богатство ваше, там будет и сердце ваше».
  2. Припасать богатство небесное значит увеличивать в себе любовь. А любовь не только не согласна с богатством, но прямо противна ему. Человек, живущий любовью, не может ни наживать богатства, ни удерживать, если оно есть у него.
  3. Наживи себе такое богатство, чтобы никто не мог отнять его от тебя, чтобы оно и по смерти осталось за тобою и никогда бы не убавлялось и не тлело. Богатство это — твоя душа. (Индийская поговорка)
  4. Люди в тысячу раз больше хлопочут о том, чтобы прибавить себе богатства, нежели о том, чтобы прибавить себе разума. А кажется, всякий может понимать, что для счастья человека гораздо важнее то, что есть в нем, чем то, что есть у него. (По Шопенгауэру)
  5. И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собой: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих. И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? (Лука XII, 16-20)
  6. Отчего человеку хочется быть богатым? Отчего ему нужны дорогие лошади, хорошие одежды, прекрасные комнаты, право на вход в публичные места, увеселения? Только от недостатка духовной жизни. Дайте этому человеку внутреннюю, духовную жизнь, и ему ничего этого не будет нужно. (Эмерсон)
  7. Как тяжелая одежда мешает движениям тела, так и богатство мешает движению души. (Демофил)