«Вся жизнь человеческая, от рождения и до смерти, похожа на один день жизни от пробуждения и до засыпания.

Вспомни, как после крепкого сна просыпаешься поутру, как сначала не узнаешь места, где ты, не понимаешь, кто стоит подле тебя, кто будит тебя, и тебе не хочется вставать, кажется, что сил нет. Но вот понемногу опоминаешься, начинаешь понимать, кто ты и где ты, разгуливаешься, начинают в голове ходить мысли, встаешь и берешься за дела. То же самое или совсем похожее на это бывает с человеком, когда он рождается и понемногу вступает в жизнь, входит в силу и разум и начинает работать.

Разница только в том, что когда человек спит и пробуждается, то все это делается накоротке и в одно утро, а когда человек рождается и возрастает, то это делается месяцами, годами.

Похожа и дальше жизнь одного дня на всю жизнь человеческую. Проснувшись, человек работает, хлопочет, и что дальше день, то он становится все бодрее и бодрее, но дойдет дело до полдня — и чувствует человек уже не такую бодрость, как с утра. А к вечеру и еще больше устает и хочется уже отдохнуть. Совсем то же и во всей жизни.

В молодости бодрится, весело живет человек, но в середине жизни уже нет той бодрости, а к старости уже чувствуется усталость и все больше и больше хочется отдыха. И как после дня приходит ночь, и ложится человек, и начинают в голове его мешаться мысли, и он, засыпая, уходит куда-то и не чует уже сам себя, — то же и с человеком, когда он умирает.

Так что пробуждение человека — это маленькое рождение, день от утра до ночи — маленькая жизнь, а сон — маленькая смерть».

Лев Толстой

Мое «маленькое рождение» утром 31 декабря 2016 года произошло в новозеландском городке Ханмер Спрингс. Не успел будильник пропеть «Харе Кришна», как я выпрыгнул из постели и побежал встречать рассвет — последний рассвет в уходящем году.

Я решил встретить его на вершине Conical Hill, расположенного в самом конце главной улицы города. Путь туда и обратно занимает чуть больше часа. Наверху открывается панорама на горный массив перевала Льюиса (Lewis Pass), а также на близлежащие горы, такие как гора Изобелл, на которую я частично поднимался днем ранее, когда ходил к водопаду.

Встретив рассвет, я вернулся в хостел, чтобы позавтракать, а потом, пришпорив Санни, поскакал поехал дальше. Нужно было преодолеть перевал Льюиса, а затем, будучи уже в другом штате, доехать до национального парка Нельсон Лейкс, главные врата которого находятся в городке Сент-Арно.

На перевале Льюиса есть несколько популярных треккинговых маршрутов, один из которых особенно популярен как среди опытных треккеров, так и среди новичков. St. James Walkway — пятидневный трек средней сложности протяженностью 67 км. Считается идеальным вариантом для тех, кто ни разу не ходил в многодневный поход, но очень хочет попробовать.

В этом же месте, откуда начинается St. James Walkway, есть пара коротких прогулочных троп.

По одной такой я не приминул пройтись, потом нашел озеро, которое стало было незаменимым элементом композиции для снимка горных вершин, припорошенных снегом.

«Природа подобна женщине, которая, показывая из-под нарядов то одну часть своего тела, то другую, подает настойчивым поклонникам некоторую надежду узнать ее когда-нибудь всю» — Дени Дидро.

Проехав немного дальше, в месте Springs Junction, я свернул на восток. Город Сент-Арно находится в полсотне километров от города Мерчисон. Мне оставалось около полутора часов езды.

Выбирая себе трек в национальном парке Нельсон Лейкс, я руководствовался тем, чтобы иметь возможность переночевать в какой-нибудь из близлежащих хижин, из которых к тому же открывался бы вид на озеро Ротоити. Таких было две: Coldwater Hut и Bushline Hut. Первая находится у самой воды, а вторая — на склоне холма. Хотелось побывать в обеих, но, как бы ни была полна чудес новогодняя ночь, нужно было сделать нелегкий выбор. Впрочем, выбор нелегок только тогда, когда делаешь его умом. Когда же предоставляешь сердцу сделать выбор, то все всегда оказывается не только простым, но и очевидным.

И сердце мое выбрало хижину Колдвотер. Трек до нее начинается в месте, расположенном в 2 км от автостоянки Маунт Роберт, которая печальна известна тем, что на ней нередки вскрытия и кражи. Из ценных вещей, которые я оставлял в машине будучи в треккинге, был только компьютер, и я решил, от греха подальше, сдать его в камеру хранения в информацинном центре Сент-Арно. Заодно узнал там и прогноз погоды, который оказался немного демотивирующим: дождь вечером, дождь ночью, дождь утром.

Пока с неба ничего не капало, я поспешил к точке старта.

Трек, по которому мне предслояло идти, назывался Lakeside Track. Он является одним из составляющих кольцевого маршрута Lake Rotoiti Circuit, пролегающего по периметру озера. Большинство треков и прогулочных троп в национальном парке Нельсон Лейкс кольцевые протяженностью от нескольких сотен метров до 80 километров. Самый длинный — трек Траверс-Сабин, позволяющий уйти в самую глубь национального парка и заночевать в отдаленных и мало посещаемых (а потому столь привлекательных) хижинах, таких как Hopeless Hut, Cupola Hut и Blue Lake Hut. Самый же популярный трек, вернее даже несколько треков, объединенных общим названием Angulas Hut Tracks — те, что ведут к хижине Энджелас.

Хижина Энджелас по праву является жемчужиной национального парка Нельсон Лейкс, но путь к ней долог, непрост, а в высокий сезон еще и ограничен необходимостью покупки специального билета на ночлег в хижине. Она является своего рода аналогом хижины Мюллера в национальном парке Маунт-Кук, поэтому у меня была шальная мысль устроить в ней новогодний огонек. Но даже если бы у меня получилось забронировать себе место, перспектива оказаться там в компании из пары десятков человек заставила меня пересмотреть планы и остановиться на, пусть и менее привлекательной телом, но не менее прекрасной духом, хижине Колдвотер.

Первые полчаса дорога шла кустами, а после развилки на Paddy's Track, который ведет к Bushline Hut, спустилась к берегу озера и до самого конца пролегала у кромки воды.

По дороге встретил треккеров, шедших мне навстречу. Поинтересовался, много ли народа в Coldwater Hut. Мне ответили, что пока там никого, но ведь многие прибывают туда на катере, который курсирует между пристанями в Kerr Bay и Coldwater Hut. Поскольку места в хижине распределяют по принципу «кто первый, тот и в дамках», а мест всего 12, то это означало, что задача стояла не просто дойти до хижины, но и дойти до нее первым! В этот момент я почувствовал внутри приятное покалывание: это тот разгорался во мне драйв, без которого не обходится ни одного приключение. Что может быть интереснее, чем гонка на время под Новый год в таком прекрасном месте, как национальный парк Нельсон Лейкс? Пожалуй, ничего.

Итак, эльфы против орков. Кто же придет первым? По расписанию катер прибывал к причалу в 4:15. У меня был полтора часа на то, чтобы добраться до хижины раньше и забить себе место на ночлег.

Из главных препятствий на пути были только две речки, которые мне чудом удалось перейти не замочившись. И еще туча мелкой мошкары, которая сразу облепляла руки и лицо, стоило мне остановиться, чтобы перевести дух.

В рассчитанное время я с триумфом достиг хижины, в которой... никого не оказалось! Ура! Эльфы победили!

А вот и причал. Катера нет. Либо он уже уехал, либо еще не приехал — мне уже было все равно, главное, что у меня была крыша над головой в новогоднюю ночь.

Начинался дождь, и я поспешил заснять прилегающие к хижине окрестности, пока это еще можно было сделать.

За хижиной был расположен бак с дождевой водой. Вода считается условно питьевой, но лучше все-таки предварительно кипятить.

Отхожие места расположились в чаще, в паре десятков метров от бака с водой. Столько комаров, сколько было в этих будочках, я, пожалуй, не видел пока нигде за всю свою жизнь.

Еще немного поодаль я увидел табличку, информирующую о расстояниях до других хижин национального парка.

Стоило мне переступить порог хижины и закрыть дверь, как разыгралась непогода, причем разыгралась не на шутку. Да-да, та самая непогода, которая, как поется в песенке, происходит год от года... И тут я вытащил из рюкзака гитару и начал напевать:

Изменения в природе происходят год от года
Непогода нынче в моде, непогода непогода
Словно из водопровода льет с небес на нас вода.
Полгода плохая погода, полгода совсем никуда
Полгода плохая погода, полгода совсем никуда.

Никуда никуда нельзя укрыться нам
Но откладывать жизнь никак нельзя
Никуда никуда, но знай, что где-то там
Кто-то ищет тебя среди дождя.

Люблю песни, в которых есть смысл. Вот в этой поется, что откладывать жизнь никак нельзя — очень мудро сказано. Действительно, человеческая жизнь и так коротка, а если еще и откладывать на потом, то так можно вообще ничего не успеть сделать: не успеть принести пользу, не успеть осознать смысл жизни, не успеть полюбить Бога и весь этот мир, который Он создал. Многие люди даже не знают, насколько ценна человеческая жизнь и насколько широки возможности для служения, а потому попусту разбазаривают отпущенное драгоценное время на недостойные дела. А потом опять все сначала: рождение, борьба за жизнь, увядание и смерть. Колесо сансары... Как его остановить?

В хижине, кроме меня, оказался еще один человек. Из регистрационной книги я узнал, что его зовут Джефф (Geoff), что он совершает круговой трек Траверс-Сабин и что он очень хочет спать (Bloody drowsy, как он написал в комментариях). Больше я ничего о нем так и не узнал, потому что мы и не общались.

В первый раз за все время я удосужился вписать свои данные в регистрационную книгу. Я оказался первым русским туристом за последние полтора года, побывавшим в этой хижине (или тем, который не поленился об этом написать).

Оторвал ярлычок у билета и положил в ящик, а вторую часть билета оставил себе на память. В общем, сделал все как положено.

Посмотрел в окно, а там уже хлещет вовсю.

«Уходящий 2016 год, когда ты только начинался, я и подумать не мог, что буду прощаться с тобой в таком месте и в такую погоду», — размышлял я, глядя сквозь усыпанное дождевыми каплями окно. Эта погода была как та песня, которую я услышал в начале года и после которой не проходило и дня, когда музыка в моем сердце не играла бы. Я просил Бога о самой малости — научиться играть четыре простых аккорда, чтобы аккомпанировать себе под мантру «Харе Кришна», а Он в своей бесконечной милости всего за несколько месяцев одарил меня таким репертуаром, о котором я и мечтать не смел.

Этот год однозначно прошел под скрипичным ключом; год, который подарил мне две чудесные вещи: первую, которая умрет только вместе со мной, — музыку, — и вторую, которая останется после меня, — гитару.

Побледневшие листья окна
Зарастают прозрачной водой,
У воды нет ни смерти, ни дна.
Я прощаюсь с тобой.

Поужинав, мне ничего другого не оставалось, как забраться на нары верхнего яруса и уйти в чтение, которое, я был уверен, непременно погрузит меня в новогодний сон, полный умиротворения и спокойствия. «Не осуждай» — прочитал я название главы, и звучало это как напутствие мне на грядущий год.

  1. Не судите, да не судимы будете. Ибо каким судом судите, таким будете судимы; а какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или, как скажешь брату твоему: дай я выну сучок из глаза твоего; а вот в твоем глазе бревно? Лицемер, вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего. (Мф. VII, 1-6)
  2. Почти всегда, поискав в себе, мы найдем тот же грех, который мы осуждаем в другом. Если же мы не знаем за собой именно того самого греха, то стоит только поискать, и мы найдем еще худший.
  3. Как только начинаешь судить человека, помни о том, чтобы не сказать про него дурного, если ты наверно знаешь про это дурное, а тем более, если ты не знаешь, а повторяешь только чужие слова.
  4. Осуждение другого всегда неверно, потому что никто никогда не может знать того, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь.
  5. Хорошо уговориться с приятелем о том, чтобы останавливать друг друга, как скоро тот или другой из вас начнет осуждать ближнего. А если нет такого приятеля, то уговорись о том же сам с собою.
  6. Осуждать людей в глаза нехорошо потому, что это обижает их, а за глаза нечестно, потому что это обманывает их. Самое лучшее не искать дурного в людях и забывать его, а искать дурное в себе и помнить.
  7. Остроумное осуждение — это дохлятина под соусом. Под соусом не заметишь, как наешься и всякой гадины.
  8. Чем меньше знают люди о худых делах людей, тем строже они к самим себе.
  9. Не слушайте никогда тех, кто говорят дурно о других и хорошо о вас.
  10. Кто за глаза поносит меня, тот боится меня, а кто в глаза хвалит, презирает меня. (Китайская пословица)
  11. Злословие так нравится людям, что очень трудно удержаться от того, чтобы не сделать приятное своим собеседникам: не осуждать отсутствующих. Но если уж непременно угощать людей, то угощай чем-нибудь другим, а не таким вредным и для себя и для угощаемых угощением.
  12. Прикрой чужой грех, Бог два простит.