Это было прошлым летом,
В середине января,
В тридесятом королевстве,
Там, где нет в помине короля.

«Мэри Поппинс, до свидания»

Утро. Рассвет. Брисбен. На календаре 23 декабря 2016 года. Мой будильник замурлыкал «Харе Кришна» маха-мантру, сердце мое сразу отозвалось в радостном предвкушении, а мозг подал долгожданный сигнал о том, что пора переключаться в «режим видеозаписи с повышенной четкостью»: путешествие начинается!

И снова Новая Зеландия, и снова приключения. Подумать только: прошло чуть больше года с момента моего возвращения из первого путешествия по этой сказочной стране, как Бог вновь посылает меня туда для выполнения очередной важной миссии — поиска средства, способного остановить колесо сансары, или, говоря другими словами, от прекращения череды перерождений в материальном мире.

Прежде чем пуститься в бесконечные рассказы о тех приключениях, которые подарила мне судьба в этот и последующие дни, объясню, с чего началась моя история и чем она должна в итоге закончиться.

История началась с волшебного кольца, которое Бог послал мне за все мои грехи незадолго до того, как я покинул родные края и обосновался жить в Австралии. Кольцо это содержит в себе тяжелые кармические программы, вызванные в результате самоотождествления души с материальным телом, отсутствием любви и потаканию трем главным порокам, ведущим в ад: гневу, жадности и вожделению. Чары материальной природы, которые источает кольцо, можно было разрушить лишь одним способом — с помощью осознания присутствия Бога в своем сердце.

Только Господь, который в полной мере обладает всеми шестью достояниями: богатством, силой, славой, красотой, знанием и отрешенностью, неподвластен чарам материальной природы. Живое существо сможет приблизиться к Верховной Личности Бога, лишь когда обретет сознание Кришны. Всемогущий же Господь способен как Сверхдуша изнутри давать живому существу наставления, следуя которым оно может постепенно приблизиться к Нему, даже если занимается самыми обычными делами.

Зная мою страсть к приключениям, Бог послал меня в Новую Зеландию, чтобы, проходя через различные испытания и познавая свою Божественную природу, я смог высвободиться из сетей материальной энергии и полностью вручить себя Ему. В каждом новом месте, где я оказывался, я получал от Бога новые указания, куда мне нужно следовать дальше. Все, что мне нужно было делать, — это слушать свое сердце на протяжении всего путешествия и следовать Божественному плану, а также записывать, снимать и рассказывать обо всем, что со мной происходило.

И вот, покончив по всеми мирскими делами, я собрал рюкзак и отправился в город Крайстчерч, расположенный на восточном побережье Южного острова Новой Зеландии — первый пункт моего назначения, который подсказал мне Верховный Господь. Там, на полуострове Банкс, существует необычный трек под названием Nikau Palm Gully, пройдя который я должен был получить дальнейшие указания — так же, как это происходило со мной год назад, когда я в первый раз оказался в Новой Зеландии.

Итак, исходное положение — международный аэропорт Брисбена. Смотрю на табло: мой рейс первый на очереди. Под музыку из песни «It's the most wonderful time of the year» и под мерцающие огни рождественской елки, которую в Австралии ставят еще в конце октября, я слышу приглашение на посадку.

И вот он взлет — и начинается мое путешествие! Посмотрел в иллюминатор: увидел ипподром, мимо которого проезжаю, когда в будний день еду на работу, видел само здание компании, в которой работаю — небольшое трехэтажное строение на берегу реки, рядом с портом, откуда почти ежедневно отправляются в плавание круизные лайнеры.

Размеры некоторых таких круизных лайнеров воистину поражают. И чего там только нет внутри: и кинотеатры, и бассейны, и даже ледовые катки. Ешь сколько хочешь, пей сколько влезет: казалось бы рай, а для меня — ад. Окажись я на таком лайнере, я бы, наверное, не выдержал, под покровом ночи спустил бы шлюпку и уплыл в противоположную сторону. Пусть остался бы без шика, но зато с Богом в сердце.

Как говорил Иоанн Злотоуст, «чем больше ты приучаешь себя к роскоши, тем больше подвергаешься рабству: потому что чем в большем ты будешь нуждаться, тем больше сократишь свою свободу. Совершенная свобода в том, чтобы вовсе ни в чем не нуждаться, а следующая за нею — нуждаться в немногом». Воистину, чем меньше потребностей, тем счастливее жизнь, но далеко не признанная всеми людьми старая истина.

Для меня путешествие это всегда поиск Бога, поиск смысла жизни, познание своей истинной природы, а как все это можно найти, когда присутствует такой постоянный раздражающий фактор, как чувственные удовольствия? Поэтому только путешествие, сопряженное с неожиданностями, авантюрой, трудностями и лечением души через их преодоление может называться настоящим приключением, или, как я его называю, Богоприключением.

Как писал Федор Конюхов в одной из своих книг, в каждом человеке живет страсть к путешествиям, но особую тягу к ним испытывают люди-творцы. А уж творец из меня хоть куда, поверьте моему честному скромному слову: созидание для меня такая же неотъемлемая часть жизни, как для космонавта пребывание в космосе. И сами путешествия для меня словно полет для космонавта: долго ждешь, усердно готовишься, искренне молишься, а потом отправляешься туда, где никто не ждет; отправляешься, наказанный высокой миссией и хранимый Богом.

Для путешествия должен быть подготовлен план действий и поставлены определенные цели. Они, однако, не обязательно должны быть выполнимыми, потому что если выполнить план на 100%, то есть риск возгордиться собственными подвигами, а ведь конечная цель всегда должна так или иначе вести к смирению и безусловной любви. Но план нужно составить хотя бы за тем, чтобы Бог видел, что вы готовите паруса для своей лодки. Исход «игры» все равно будет зависеть от милости Верховного Господа, но прикладывать собственные усилия полезно и по той причине, что это помогает успокоить необузданный ум и убедить его в том, что мы сделали от себя все зависящее.

Планы должны быть четко прописаны в голове, утверждены в сердце и изложены в письменной форме с печатью «Харе Кришна». Шутка: можно просто произнести «Харе Кришна», и Бог сам организует для вас путешествие. Со мной именно так всегда и происходит.

Вообще, цели нужно ставить не только для путешествий, но и по жизни: на день, на неделю, на месяц, на год, на три, на десять. На грядущий 2017 год я поставил себе целью прочитать всю «Шримад Бхагаватам» и хотя бы половину произведений Льва Николаевича Толстого. Это из достижимых. А из недостижимых — полюбить Бога всем сердцем, всей душой и всем разумением своим.

Что касается года уходящего, то в конце я привык подводить черту и анализировать собственные успехи и неудачи. Уходящий год хоть и получился небогатым на путешествия, но зато мне удалось воплотить свои самые, не побоюсь этого слова, дерзкие мечты в своей профессиональной деятельности. Нет, я не строил карьеру, хотя и это было даровано мне, но просто искренне и самозабвенно развивал собственные веб-проекты, что принесло свои плоды. Преданному все равно, каким образом служить Богу, лишь бы Он был им доволен, поэтому я, отринув все сомнения, с головой ушел в работу, стараясь получать удовлетворение от самого процесса, а не от результата. И как Он меня вел, как направлял, постоянно подсказывал, успокаивал, вдохновлял, порой наказывал, но все равно любил.

Кришна-джанмаштами, Брисбен, август 2016

Тем временем в самолете стали разносить еду. Поскольку заказать что-нибудь сырое на этот рейс было нельзя, я как обычно вежливо отказался от стандартного меню, которое в моем понимании скорее является анти-стандартным. Развернул свой сухой паек — свекольный жмых с перетертыми семенами льна, грецкими орехами, медом и молотым кардамоном. Не знаю, насколько аппетитно это звучит, но выглядит сие блюдо как минимум необычно: все, кто его видят, шарахаются в сторону с любопытством спрашивают что внутри. Вот и в этот раз стюардесса не удержалась и поинтересовалась насчет фиолетовой массы в моем пищевом контейнере.

Люди с незапамятных времен подглядывают в мою миску, и я уже привык отвечать на подобного рода вопросы.

«Beetroot (Свекла)», — был мой ответ.

«It does look like a beetroot (Воистину, свекла)», — улыбнулась она.

Я почему-то в тот момент подумал, что если бы моя печень умела улыбаться, то непременно сделала бы то же самое, как, впрочем, и все другие органы пищеварения. Каждый раз принимая пищу, я слышу как она [печень] поет мне: «Я за все, за все тебя благодарю!»

Брисбен, октябрь 2016

Еще пару часов полета, в течение которых я занимал себя чтением «Шримад Бхагаватам», и самолет начал снижение. На земле нас ждала непогода: шел дождик, было ветрено и как-то совсем не пахло летом. К вечеру, однако, ветер переменился: оказывается, климат в этих краях изменчивый.

На таможне подробно расспросили про цель визита, план передвижений, бронь гостиниц, спросили даже, понравилось ли мне в Новой Зеландии в прошлый раз. Я, конечно, не стал называть свое настоящее имя — Фродо Беггинз, — а также миссии по уничтожению волшебного кольца, и прикинулся шлангом. Иначе бы меня не только не пустили в страну, но и отправили бы обратно в смирительной рубашке. А так — получай, дядя Слава, свой заветный штамп в виде папоротника, и да поможет тебе Бог!

Далее пришлось потратить еще почти час на то, чтобы пройти зону карантина. Как я уже рассказывал, описывая свое предыдущее путешествие, в Новой Зеландии с провозом сомнительных вещей все очень строго, а любые продукты так и вовсе запрещено провозить. Я, честный человек, отметил, что везу туристическую спортивную обувь, которая подлежит декларации. По идее ее должны были продезинфицировать, но не стали. А об одной «противозаконной» вещи я таки умолчал — о 200-граммовом пакетике с куркумой. Ну вот не могу я не провезти контрабанду и все тут! И ведь не засекли меня, орлы они такие!

Машинку напрокат я взял в той же конторе, что и в прошлый раз, — Omega Rental Cars. На Рождество цены на прокат задирают до неприличия высоко, но выбора не было, взял самый бюджетный вариант, и тот получился не сказать, что бюджетным. Хорошо еще, что залог взяли не $2000, как в прошлый раз, а всего $400. Похлопав своего железного коня по капоту, а коня звали Nissan Sunny или просто Санни (или еще проще Саня) — двоюродный брат того Сани, с которым я избороздил просторы Южного острова в прошлой раз, — я погрузил в него все свои вещи и направил к водопою в центр города за подарками к Рождеству.

Первый подарок, который я приобрел, — динамитная шашка: я подумал, что немного взрывов в сочельник будет как нельзя кстати. Шутка: это газовый баллон для широкого применения, а зачем он мне был нужен — пока секрет. Взрывать же что-либо в Крайстчерче никто бы не додумался: если бы вы видели количество разрушенных зданий после землетрясения 2011 года, которые до сих пор находятся то ли в стадии реставрации, то ли сноса, поняли бы о чем я. Подробнее о Крайстчерче мне еще предстоит рассказать далее по ходу путешествия.

В том же магазине я хотел купить и пьезоэлемент для высечения искры, но узнав, что он стоит $25, вежливо отказался.

«Ничего, — подумал я. — Потру две палочки друг о друга и сам как-нибудь высеку... Помолюсь и высеку!»

Бог же подсказал мне на следующий день купить обычную зажигалку на автозаправке за $3. На том дело и разрешилось.

Закупка продовольствия была произведена в супермаркете PAK'N'SAVE. Там было практически все, что мне было нужно, за исключением зеленой гречки и семян черного кунжута, за которыми я в отдельном порядке заезжал в магазин органических продуктов Piko Wholefoods.

Еще одно дело, которое мне нужно было сделать, прежде чем ехать заселяться в хостел, — зайти в информационный центр и запастись специальными билетами. Билеты эти являются разрешением на ночевку в хижинах, расположенных на многочисленных треках Новой Зеландии. В четырех таких хижинах мне случилось побывать в прошлое путешествие, а в трех из них даже переспать. В этот раз я был уверен, что Бог вновь пошлет меня хотя бы в пару хижин, а потому нужно было заранее приобрести необходимое количество таких билетов. Число 7 стояло у меня перед глазами, когда менеджер спросил меня, сколько мне нужно.

Билеты бывают разные: для взрослых и для юниоров, а также делятся по ценовой категории. Один синий билет стоит $5 и позволяет ночевать в хижинах класса «Стандарт». А чтобы вас пустили в хижину класса «Люкс», нужно предъявить три либо таких билета, либо один зеленый, который стоит $15. Есть еще хижины класса «Сарай», и в таких можно ночевать бесплатно. Забегая вперед, скажу, что мне посчастливилось поспать во всех, а билеты проверяла собственная совесть, а не строгий контроллер на входе.

Купив все необходимое, я наконец отправился в хостел. Время уже было позднее, около 7 вечера, но солнце еще и не думало садиться: сумерки в это время года наступают после девяти часов. Такой удлиненный световой день был для меня непривычен после долгой жизни в Брисбене: там, в тропиках, длина светового дня не сильно меняется от сезона к сезону, и солнце в это время суток уже под горизонтом.

Прежде чем отправится спать, я не забыл замочить зеленую гречку, которая, если не забыть на следующий день слить воду и пару раз промыть, должна была прорасти к Рождеству. Вот такие правила у меня: всегда помнить о том, что на кухне что-то растет и за этим надо следить. Это совсем не тяжело, когда привыкнешь. Зато какое это счастье прийти на кухню и понять, что ничего готовить не нужно: все уже само проросло и просится в тарелку!

Готовясь к этому путешествию, я не пренебрег тем, чтобы тщательно выбрать книгу, которая будет занимать мой философский ум по вечерам. Так получилось, что творчество Льва Толстого в последние годы начало все больше и больше меня интересовать, и хотя у меня редко бывало время, чтобы засесть за чтение какого-нибудь произведения, я чувствовал глубокую потребность в чтении его книг. Бог как бы подсказывал, что в них я найду ответы на все свои вопросы.

В разное время моими любимыми писателями были Теодор Драйзер, Эрих Мария Ремарк и вот теперь Лев Николаевич Толстой. Драйзер в своих книгах показал мне мир человека, пребывающего в нужде и нищете; Ремарк раскрыл передо мной все многообразие страданий человека, пребывающего на войне, а Толстой — что бывает с человеком, который лишен веры в Бога и истинного знания о своей Божественной природе.

Толстой всегда был близок мне по духу, начиная от того, что он тоже ставил перед собой цели и задачи по самосовершенствованию, отмечал успехи и неудачи в выполнении этих заданий, анализировал свои недостатки и ход мыслей, мотивы своих поступков, был вегетарианцем, и кончая тем, что ему, как и мне, было трудно всякое навязанное другими образование, и всему, чему он в жизни выучился, — он выучился сам, вдруг, быстро, усиленным трудом. Может быть поэтому я и не любил читать книги, когда учился в школе, потому что мне их навязывали, а стоило внешнему давлению пропасть, как я расправил крылья и полетел навстречу знаниям, творчеству и любви ко всему прекрасному. И самое главное, чему я научился за свою жизнь, — развивать воображение. Воображение! Без этого качества нельзя быть ни поэтом, ни философом, ни умным человеком, ни мыслящим существом, ни просто человеком.

Религиозно-философские произведения, которых у Льва Толстого было немного, но которые он считал вершиной своего творчества, манили меня больше всего, поэтому я остановил свой выбор на самом его главном и самом последнем шедевре, квинтэссенции человеческой мысли, — книге «Путь жизни». Эта книга представляет собой своеобразный итог многолетних размышлений Толстого над проблемами «смысла и блага» человеческого существования: что означает жить «по совести и разуму», каковы пути духовного единения людей друг с другом и с Богом, как избавиться от грехов, соблазнов и суеверий. Книга дает ответ на главный вопрос: «Как жить?» для отдельного человека и для всех людей в целом.

Одно только предисловие достойно того, чтобы перечитывать его снова и снова. Что уж говорить о том благе, которое содержит в себе остальная часть книги.

  1. Для того, чтобы человеку хорошо прожить свою жизнь, ему надо знать, что он должен и чего не должен делать. Для того, чтобы знать это, ему надо понимать, что такое он сам и тот мир, среди которого он живет. Об этом учили во все времена самые мудрые и добрые люди всех народов. Учения эти все в самом главном сходятся между собою, сходятся и с тем, что говорят каждому человеку его разум и совесть. Учение это такое:
  2. Кроме того, что мы видим, слышим, ощупываем и про что знаем от людей, есть и такое, чего мы не видим, не слышим, не ощупываем и про что никто ничего не говорил нам, но что мы знаем лучше всего на свете. Это то, что дает нам жизнь и про что мы говорим «я».
  3. Это же невидимое начало, дающее нам жизнь, мы признаем и во всех живых существах, и особенно живо в подобных нам существах — людях.
  4. Всемирное, невидимое начало это, дающее жизнь всему живому, сознаваемое нами в самих себе и признаваемое в подобных нам существах — людях, мы называем душою, само же в себе всемирное невидимое начало это, дающее жизнь всему живому, мы называем Богом.
  5. Души человеческие, отделенные телами друг от друга и от Бога, стремятся к соединению с тем, от чего они отделены, и достигают этого соединения с душами других людей любовью, с Богом — сознанием своей божественности. В этом все большем и большем соединении с душами других людей — любовью и с Богом — сознанием своей божественности заключается и смысл и благо человеческой жизни.
  6. Большее и большее соединение души человеческой с другими существами и Богом, и потому и большее и большее благо человека, достигается освобождением души от того, что препятствует любви к людям и сознанию своей божественности: грехи, т.е. потворство похотям тела, соблазны, т.е. ложные представления о благе, и суеверия, т.е. ложные учения, оправдывающие грехи и соблазны.
  7. Препятствующие соединению человека с другими существами и Богом грехи суть: грехи чревоугодия, т.е. объедения, пьянства;
  8. Грехи блуда, т.е. полового распутства;
  9. Грехи праздности, т.е. освобождения себя от труда, нужного для удовлетворения своих потребностей;
  10. Грехи корыстолюбия, т.е. приобретения и хранения имущества для пользования трудами других людей;
  11. И худшие из всех грехов, грехи разъединения с людьми: зависти, страха, осуждения, враждебности, гнева, вообще — недоброжелательства к людям. Таковы грехи, препятствующие соединению любовью души человеческой с Богом и другими существами.
  12. Привлекающие же людей к грехам соблазны, т.е. ложные представления об отношении людей к людям, суть: соблазны гордости, т.е. ложного представления о своем превосходстве над другими людьми;
  13. Соблазны неравенства, т.е. ложного представления о возможности деления людей на высших и низших;
  14. Соблазны устроительства, т.е. ложного представления о возможности и праве одних людей насилием устраивать жизнь других людей;
  15. Соблазны наказания, т.е. ложного представления о праве одних людей ради справедливости или исправления делать зло людям;
  16. И соблазны тщеславия, т.е. ложного представления о том, что руководством поступков человека могут и должны быть не разум и совесть, а людские мнения и людские законы.
  17. Таковы соблазны, привлекающие людей к грехам. Суеверия же, оправдывающие грехи и соблазны, суть: суеверие государства, суеверие церкви и суеверие науки.
  18. Суеверие государства состоит в вере в то, что необходимо и благотворно, чтобы меньшинство праздных людей властвовало над большинством рабочего народа.
  19. Суеверие церкви состоит в вере в то, что непрестанно уясняющаяся людям религиозная истина была раз навсегда открыта и что известные люди, присвоившие себе право учить людей истинной вере, находятся в обладании единой, раз навсегда выраженной религиозной этой истины.
  20. Суеверие науки состоит в вере в то, что единое, истинное и необходимое для жизни всех людей знание заключается только в тех случайно избранных из всей безграничной области знаний отрывках разных, большей частью ненужных знаний, которые в известное время обратили на себя внимание небольшого числа освободивших себя от необходимого для жизни труда людей и потому живущих безнравственной и неразумной жизнью.
  21. Грехи, соблазны и суеверия, препятствуя соединению души с другими существами и Богом, лишают человека свойственного ему блага, и потому для того, чтобы человек мог пользоваться этим благом, он должен бороться с грехами, соблазнами и суевериями. Для борьбы этой человек должен делать усилия.
  22. И усилия эти всегда во власти человека, во-первых, потому, что совершаются они только в настоящее мгновение, т.е. в той безвременной точке, в которой прошедшее соприкасается с будущим и в которой человек всегда свободен;
  23. Во-вторых, усилия эти во власти человека еще и потому, что они заключаются не в совершении каких-либо могущих быть неисполнимыми поступков, а только в воздержании, всегда возможном для человека: усилия воздержания от поступков, противных любви к ближнему и сознанию человеком в себе божественного начала.
  24. Усилия воздержания от слов, противных любви к ближнему и сознанию человеком в себе божественного начала;
  25. И усилия воздержания от мыслей, противных любви к ближнему и сознанию человеком в себе божественного начала.
  26. Ко всем грехам приводит человека потворство похотям тела, и потому для борьбы с грехами человеку нужны усилия воздержания от поступков, слов и мыслей, потворствующих похотям тела, т.е. усилия отречения от тела.
  27. Ко всем соблазнам приводит человека ложное представление о превосходстве одних людей над другими, и потому для борьбы с соблазнами человеку нужны усилия воздержания от возвышающих себя над другими людьми поступков, слов и мыслей, т.е. усилия смирения.
  28. Ко всем суевериям приводит человека допущение лжи, и потому для борьбы с суевериями человеку нужны усилия воздержания себя от противных истине поступков, слов и мыслей, т.е. усилия правдивости.
  29. Усилия самоотречения, смирения и правдивости, уничтожая в человеке препятствия к соединению любовью его души с другими существами и Богом, дают ему всегда доступное ему благо, и потому то, что представляется человеку злом, есть только указание того, что человек ложно понимает свою жизнь и не делает того, что дает ему свойственное ему благо. Зла нет.
  30. Точно так же и то, что представляется человеку смертью, есть только для тех людей, которые полагают свою жизнь во времени. Для людей же, понимающих жизнь в том, в чем она действительно заключается, в усилии, совершаемом человеком в настоящем для освобождения себя от всего того, что препятствует его соединению с Богом и другими существами, нет и не может быть смерти.
  31. Для человека, понимающего свою жизнь так, как она только и может быть понимаема, все большим и большим соединением своей души со всем живым любовью и сознанием своей божественности — с Богом, достигаемым только усилием в настоящем, не может быть вопроса о том, что будет с его душою после смерти тела. Душа не была и не будет, а всегда есть в настоящем. О том же, как будет сознавать себя душа после смерти тела, не дано знать человеку, да и не нужно ему.
  32. Не дано знать этого человеку для того, чтобы он душевные силы свои напрягал не на заботу о положении своей отдельной души в воображаемом другом, будущем мире, а только на достижение в этом мире, сейчас, вполне определенного и ничем не нарушаемого блага соединения со всеми живыми существами и с Богом. Не нужно же знать человеку того, что будет с его душою, потому, что если он понимает жизнь свою, как она и должна быть понимаема, как непрестанное все большее и большее соединение своей души с душами других существ и Богом, то жизнь его не может быть ничем иным, как только тем самым, к чему он стремится, т.е. ничем не нарушимым благом.