События давно минувших дней, ярко запечатлевшиеся и навсегда оставшиеся в моей памяти, пожелали найти выражение на страницах этого блога в виде серии очерков, которые я бы назвал не иначе как историями о зарождении духа путешественника.

Существует ли в жизни та невидимая грань, когда ты вдруг осознаешь, что вчера ты еще был простым туристом, а сегодня уже путешественник? Эта грань, хоть и размытая, но действительно есть, и ощутить ее можно только по прошествии времени, переосмыслив все произошедшее и увидев взаимосвязь причин и следствий. А что же является предпосылкой для перехода на новый уровень? — спросите вы. Отвечаю: это когда в вашем рюкзаке на постоянную прописку поселяется фотокамера, а в сердце — добрая компания, состоящая из чувства веры в Бога, доверия к жизни и стержня воли к победе над самим собой. И любви, разумеется.

Осознание того, что все вещи, ситуации и встречи с людьми, которые были посланы нам во время путешествия, мы привлекли в свою жизнь сами — вот что заставляет взять ответственность за свои мысли и поступки и получить повышение в «табеле о рангах». Начинать всегда нужно с мыслей, потому что они — начало поступков. А поступки в свою очередь составляют фундамент нашей жизни. Знаете, есть такая поговорка: посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу.

Моя трансформация началась 3 августа 2013 года, когда я, сделав 108 кругов Сурья-намаскара в одном из йога-центров Москвы, получил Божественное откровение, которое в словесной форме можно примерно передать так: «Все на свете можешь ты».

Через неделю после этого, когда на календаре была пятница, я, вместо того чтобы идти на работу, собрал рюкзак, палатку, йога-коврик, загрузился в машину и рванул в Этномир на международный эко-фестиваль йоги.

Этномир — этнографический парк площадью 140 гектаров в Калужской области, в котором представлены общественные культуры народов мира: их архитектура, национальная кухня, ремесла, традиции и быт. Каждой стране отведен своеобразный «культурный заповедник» — этнодвор. Вообще, этномир не просто этнографический музей, но и огромный парк развлечений, где программа меняется каждый день. Почти каждые выходные там проводятся тематические праздники и фестивали. И как раз на один из таких праздников мне и выпала удача посетить это удивительное место.

Фестиваль йоги проводился в этом месте уже второй год подряд. На него съезжаются известные преподаватели йоги со всех стран мира, в том числе и отечественные, такие как Андрей Сидерский, чтобы провести свои мастер-классы. Сама йога тоже представлена во всех известных направлениях: хатха-йога, аштанга-йога, кундалини-йога и т.д. Меня же больше всего интересовали семинары по акройоге — молодом направлении йоги, которое совмещает в себе как саму йогу, так и акробатику, и тайский массаж. Мое любопытство подогревалось еще и тем, что посетить фестиваль должен был сам основатель этого направления йоги Джейсон Неймер.

Итак, заряженный на трехдневную практику, я отправился в путь по российским дорогам в соседнюю область. В провизии моей, как сейчас помню, была зеленая гречка, урбеч и фрукты по сезону: персики, яблоки, груши, сливы — такое вот сыроедческое меню, которое получилось скорее вынужденным, нежели запланированным, и, несмотря на это, добавило массу положительных впечатлений ко всему путешествию. То был, право, мой первый опыт сыроедения — краткосрочный, но опыт.

Вырвавшись из цепких лап столичных пробок, я наконец оказался на Киевском шоссе, где дорога, на удивление гладкая и ровная, соблазнила меня поднажать на педаль газа и сделать погромче музыку на автомагнитоле.

«Ты неси меня, река», — подпевал я, слушая одноименную песню из репертуара группы «Любэ». Рекой мне была дорога, а просторы были прям как в песне — родные, широкие и такие манящие. Именно в эти мгновенья я по-настоящему проникся любовью и мечтами к автопутешествиям, которые через пару лет материализовались в виде приключений по Новой Зеландии.

К десяти утра я прибыл на место, в главном здании на входе показал заранее купленный билет и оплатил свое пребывание в палаточном лагере, которое стоило 1000 рублей. Мне дали карту этнопарка, показали, где находится этот самый лагерь, и я поехал располагаться.

Сами этнодворы находятся в главном здании на Улице Мира, которая представляет собой длинный коридор с многочисленными комнатами. В каждой комнате своя страна. Если же выйти во внутреннюю площадь парка, то окажемся в своего рода мини-деревне с гостиницами, ресторанами и тропинками.

На момент, когда я посещал Этномир (середина 2013 года), некоторые отели еще не были достроены, но основная масса уже готова была принимать гостей, которые, кстати, позаботились о своем бронировании заранее и раскупили все места: на момент начала фестиваля остались только самые дорогие варианты проживания.

Меня все это, впрочем, не беспокоило, поскольку палатка позволяла мне не думать о ночлеге, а, наоборот, стать мобильным и слиться с природой по максимуму — то, чего я так долго желал.

Этноотель «Белорусь».

Гостиничный комплекс «Русский дом» — шедевр деревянного зодчества.

СПА-отель «Шри-Ланка».

Этноотель «Непал».

Экоотель «Шалаш». Шутка.

На территории парка можно встретить несколько памятников известным людям науки и искусства. Один из них поставлен в память о Льве Гумелеве.

А это памятник Юрию Гагарину.

Кроме того, на территории парка повсюду понатыканы деревянные таблички с мудрыми мыслями. По-моему, нет ничего приятнее и любопытнее, чем обойти все вдоль и поперек, гадая, какая же следующая идея призвана пронзить твое существо светом истины. Ведь, согласитесь, если вы попадаете в такое место, значит это уже неспроста и для чего-то вам эти мудрые слова пригодятся в жизни.

Бог всегда посылает нам то, в чем мы нуждаемся, правда порой в настолько завуалированном виде, что могут потребоваться годы, чтобы догадаться о целесообразности и пользе для себя того, что происходило в прошлом. Разгадывают этот ребус обычно только те, у кого трезвая голова и крепкая память. И несгибаемая вера — без нее никуда.

Согласно графику, семинар по акройоге должен был проходить вот в этом шатре.

Когда я пришел, внутри некоторые уже начинали разминку.

Акройога привлекает меня не только и не столько своей изящностью и красотой исполнения, сколько возможностью найти гармонию в совместной практике. Можно, конечно, заниматься и просто парной йогой, но это не совсем то. Философия акройоги построена на взаимном доверии партнеров. Когда есть доверие, то флаер (тот, кто сверху) становится как бы легче, а бейс (тот, кто снизу) — увереннее в своих силах. Идеально было бы найти и такого партнера, который бы по весу и росту был примерно одинаков с вами, но редко бывает, когда люди находят друг в друге одновременно и духовное, и физическое отражение.

Еще одна отличительная особенность акройоги — наличие групп асан с терапевтическим эффектом.

Следующий семинар, на который я попал, был, как видно, для широкой аудитории. Очень широкой.

Это был даже не семинар, а лекция, с которой я быстро смотался в другой шатер. Программа фестиваля была устроена таким образом, что параллельно с мероприятием в одном шатре в другом тоже происходило что-нибудь интересное. Поэтому всегда приходилось гадать, что может понравится больше.

А вот так выглядел наш палаточный городок с самой высокой точки на территории парка.

Слева душевые кабинки. Вода, понятное дело, холодная, вернее, ледяная, но для настоящего йога это все мелочи жизни. Хорошо, что вообще было место где помыться, почистить зубы и поспать.

И особенно хорошо то, что машину можно было поставить рядом с палаткой.

Нет ничего приятнее, чем возвращаться вечером с насыщенной программы тренировок в свое облюбованное гнездышко. Съесть урбеча с зеленой гречкой и сухофруктами, а потом закутаться в спальный мешок и почитать книжку — занятие, которое на меня всегда действует как снотворное. Хотя иногда, когда книга уж слишком интересная, то зачитываешься и забываешь, который час. В поездке в Этномир со мной была как раз одна из таких книг. «Финансист» — роман Теодора Драйзера, первая часть так называемой «Трилогии желаний».

Несмотря на то, что по своей сути произведение в общем-то лишено этических и морально-нравственных идей, не преклониться перед изяществом стиля и увлекательностью изложения невозможно. Да и как не восхищаться человеком, который брал пример с самого Льва Толстого! И не будет преувеличением сказать, что для своего народа, для Америки, он и был Толстым, а его романы «Финансист», «Титан» и «Стоик» — как «Война и мир», пусть и в примитивном своем подобии, но, справедливости ради, весьма соответствующим духу самой Америки.

Про книги можно говорить вечно, а вот времени читать их с каждом годом жизни становится почему-то все меньше и меньше. Как хорошо, что в студенческие времена я с умом использовал те небольшие промежутки времени, когда ездил в общественном транспорте. И хотя порой было сложно не то, чтобы найти сидячее место, но и вообще войти в вагон, я все равно доставал книгу и читал. Наверное, чувствовал, что потом времени уже не будет, и вот это ощущение скоротечности жизни, как хлыстом, подстегивало и подстегивает каждый день. И только попробуй отложи что-нибудь на завтра: проснешься — и опять сегодня...